ФАКТОРЫ АНТРОПОГЕННОЙ, АБИОТИЧЕСКОЙ И БИОТИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ, НЕГАТИВНО ВЛИЯЮЩИЕ НА ЛЕСА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

Неблагоприятные погодные условия и почвенно-климатические факторы в условиях Краснодарского края оказывают заметное влияние на санитарное состояние лесов. Это относится, прежде всего, к явлениям катастрофического характера, таким как ожеледь, наводнения, паводки на горных реках, выпадение смерчей и дефицит атмосферной влаги в сочетании с высокой температурой воздуха.Среди этих факторов наибольшее влияние на леса Краснодарского края оказали ожеледь 1994, 2001 годов, засуха 1998, 2007 годов, экстремально низкие температуры (морозы) зимы 2005-2006 годов.

На протяжении ряда лет влияние пожаров было наиболее заметно в лесах западного Причерноморья, сочетающих существенный дефицит влаги и высокую плотность населения (аборигенного и пришлого) в наиболее пожароопасный период. Сочетание этих факторов определяет большое количество возгораний и значительную (по меркам края) площадь погибших лесов в насаждениях Анапского МО, городов Новороссийск и Геленджик (Новороссийское и Геленджикское лесничества). Быстрому распространению огня здесь благоприятствуют рельеф местности, присутствие хвойных реликтовых лесов (можжевеловых и сосновых) и результаты необдуманных «экспериментов» по облесению приморских горных хребтов в междуречье рек Анапки и Мезыби, проводившихся без учета специфики исконных фитоценозов, с использованием лесных культур различных видов сосны.

В степной зоне Краснодарского края, практически полностью освоенной под выращивание сельскохозяйственных культур, участки земель лесного фонда представлены последними останцами степей на надпойменных террасах и искусственно созданными лесными массивами (Челбасский, Новопокровский, Крыловской, Белоглинский леса, лес Суходол и др.). Оба типа насаждений подвержены негативному влиянию пожаров, проникающих в них с полей, выжигаемых после уборки.

Антропогенные факторы

Пожары

Добыча полезных ископаемых

Добыча углеводородов

Прокладка линейных объектов

Рубки лесонасаждений

Урбанизация

Сельское хозяйство

Рекреация

Джиппинг


Абиотические факторы

Ожеледь

Засуха

Морозы

Возвратные заморозки


Биотические факторы (кроме аборигенных видов насекомых-вредителей)

Повреждение дикими животными

Антропогенные инвазии насекомых-вредителей


АНТРОПОГЕННЫЕ ФАКТОРЫ

ПОЖАРЫ


а


б

Рисунок 1 – Последствия верхового пожара в лесных культурах сосны пицундской, Кабардинское УЛВ (а), апрель 2008;
последствия устойчивого низового пожара в лесных культурах сосны крымской, Кабардинское УЛВ (б), апрель 2008


Рисунок 2 – Геленджикское лесничество, Кабардинское УЛВ. Последствия верхового пожара 2007 года в лесных культурах сосны пицундской, хр. Маркотх, апрель 2008


Рисунок 3 – Кабардинское УЛВ. Последствия верхового пожара 2007 года в лесных культурах сосны пицундской, хр. Маркотх, май 2009


Рисунок 4 – Последствия устойчивого низового пожара в культурах сосны пицундской (передний план) и лиственных пород (дальний план) на южном склоне хребта Маркотх, апрель 2008


Рисунок 5 – Верховой пожар 2009 года в можжевеловом редколесье у шоссе Новороссийск – Геленджик. Застройка участка можжевелового редколесья. Новороссийское лесничество, Шесхарисское УЛВ, ноябрь 2009


Рисунок 6 – Последствия верхового пожара в лесных культурах сосны пицундской на южном склоне хребта Маркотх (Кабардинское УЛВ), апрель 2008


а


б

Рисунок 7 – Последствия устойчивого низового пожара в лесных культурах (на дальнем плане) сосны пицундской и крымской на северном склоне горы Дооб (Кабардинское УЛВ), апрель 2008


а


б

Рисунок 8 – Последствия устойчивого низового пожара в естественном реликтовом массиве сосны пицундской на ООПТ (Кабардинское УЛВ), апрель 2007


а


б

Рисунок 9 – Последствия беглого (а), устойчивого (б) низового пожара в культурах сосны крымской, Шесхарисское УЛВ, май 2008


а


б

Рисунок 10 – Последствия верхового пожара в культурах сосны крымской, Шесхарисское УЛВ, октябрь – ноябрь 2007


а


б

Рисунок 11 – Последствия верхового пожара давностью более 10 лет в массиве древовидных можжевельников, Шесхарисское УЛВ (а), май 2008.
Последствия верхового пожара давностью более 10 лет в массиве древовидных можжевельников на землях ООПТ, Абраусское УЛВ (б), октябрь 2008


а


б

Рисунок 12 – Последствия верхового пожара давностью более 10 лет в массиве древовидных можжевельников на ООПТ, Абраусское УЛВ (а); последствия разработки верхового пожара в массиве древовидных можжевельников, Абраусское УЛВ (б), октябрь 2008


а


б

Рисунок 13 – Гибель можжевеловых редколесий из-за пожаров в результате неконтролируемого роста рекреационной нагрузки на причерноморские экосистемы.
Анапа, Анапское УЛВ, Варваровская Щель, 2006


а


б


в

Рисунок 14 – Трансформация останцев равнинных степей Кубани в результате искусственного облесения чужеродными видами [Robinia] (а);
гибель посадок робинии из-за выжигания стерни (б, в).
Кущевское лесничество, долина реки Ея, июнь – сентябрь 2010


а


б


в

Рисунок 15 – Последствия беглого низового пожара в дубовом лесу.
Калужское УЛВ, декабрь 2010


а


б


в

Рисунок 16 – Последствия устойчивого низового (а) и верхового (б, в) пожара в лесных культурах на песчано-ракушечных косах Восточного Приазовья. Краснодарское лесничество, коса Долгая, август 2011

ДОБЫЧА ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ


а


б

Рисунок 17 – Наступление карьера по добыче мергеля на массив древовидных можжевельников, включенных в Красную книгу РФ, Кабардинское участковое лесничество, октябрь 2008


а


б

Рисунок 18 – Уничтожение горного ландшафта и естественной лесной растительности в результате разработки карьера бутового камня. Гора Каменная (бывшая), Калужское УЛВ, апрель 2011


а


б

Рисунок 19 – Уничтожение горных средиземноморских ценозов при разработке карьеров, Новороссийское лесничество, июнь 2010. Наиболее фатально проявляется в Новороссийске, Геленджике, Крымском, Абинском, Северском МО


Рисунок 20 – Уничтожение естественных ландшафтов и растительности под отвалами цементных карьеров. ГКХ, Новороссийское лесничество, март 2009


Рисунок 21 – Стихийная разработка глиняных карьеров на приморской террасе в черте города Анапа, пос. Су-Псех, апрель 2009

ДОБЫЧА УГЛЕВОДОРОДОВ


а


б

Рисунок 22 – Последствия добычи углеводородов: Темрюкское МО (а),
Саратовское военное лесничество, Горячий Ключ (б)


а


б

Рисунок 23 – Загрязнение рек нефтепродуктами: просачивание газового конденсата из ветхого газопровода с возгоранием (а); смыв прорвавшихся углеводородов в реку Лаба (б).
Усть-Лабинское лесничество, 2 км выше станицы Некрасовская, апрель 2009

ПРОКЛАДКА ЛИНЕЙНЫХ ОБЪЕКТОВ


а


б


в


г


д


е

Рисунок 24 – Незаконная вырубка и расчистка просеки для новой шоссейной дороги на землях ООПТ (а-г), протестные акции экологической общественности (д-е).
Анапское участковое лесничество, декабрь 2008


а


б

Рисунок 25 – Незаконная рубка деревьев, относящихся к видам, включенным в Красную книгу РФ (2005) и Красную книгу Краснодарского края (2006/2007), на землях ООПТ, переданных в аренду для целей рекреации. Анапское участковое лесничество, декабрь 2008


Рисунок 26 – Прокладка газопровода сквозь реликтовые сосняки (Красная книга РФ) на государственную резиденцию в Молокановой щели. Геленджикское лесничество, Кабардинское УЛВ, апрель 2009


Рисунок 27 – Уничтожение субсредиземноморских сосняков при прокладке газопровода на государственную резиденцию в Молокановой щели. Геленджикское лесничество,
Кабардинское УЛВ, апрель 2009


Рисунок 28 – Уничтожение субсредиземноморских лесов при прокладке «противопожарной» дороги на ООПТ. Новороссийское лесничество, Анапское УЛВ, апрель 2009


Рисунок 29 – Уничтожение субсредиземноморских лесов и горных степей при прокладке технической дороги к порталу железнодорожного тоннеля. Новороссийское лесничество, ноябрь 2008


а


б

Рисунок 30 – Газопровод в Геленджике, прорезающий реликтовые массивы сосны пицундской – федерально охраняемого вида растений. Кабардинское УЛВ, октябрь 2010


а


б


в


г

Рисунок 31 – Гибель и фрагментация лесных сообществ из-за строительства новых шоссейных дорог. На переднем плане – дефолиация в очаге шелкопряда непарного (а, б, г).
Недостроенная объездная дорога вокруг города Новороссийска, проложенная по южному склону хребта Маркотх (в), май – июнь2010


а


б

Рисунок 32 – Гибель и фрагментация субсредиземноморских лесных сообществ из-за строительства и реконструкции водопровода. Новороссийское лесничество, южный склон хребта Маркотх


а


б

Рисунок 33 – Гибель и фрагментация субсредиземноморских лесных сообществ из-за строительства газопровода. Дефолиация в очаге шелкопряда непарного (а).
Новороссийское лесничество, южный склон хребта Маркотх, июнь 2010


а


б

Рисунок 34 – Гибель и фрагментация лесных сообществ в результате прокладки и модернизации линейных объектов. Новая ЛЭП на южном склоне хребта Маркотх,
Геленджикское лесничество, Кабардинское УЛВ, октябрь 2010

РУБКИ ЛЕСОНАСАЖДЕНИЙ


а


б


в

Рисунок 35 – Последствия необоснованный выборочных рубок на склонах большой крутизны: захламленность (а, б), эрозия на волоках (б, в). Мостовское лесничество, июнь 2009


а


б

Рисунок 36 – Последствия сплошных рубок на горных склонах. Долина реки Шебш, Афипское лесничество, май 2010

УРБАНИЗАЦИЯ


а


б


в

Рисунок 37 – Трансформация и уничтожение растительности на лесных землях: а – застройка прогалин в приморской зоне (долина Сукко, 2009); б – захват земель лесного фонда (Большой Утриш, 2010); застройка степей и редколесий (в), Анапа, гора Лысая (2010)

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО


а


б


в

Рисунок 38 – Трансформация и уничтожение лесной растительности для ведения сельского хозяйства: огораживание и расчистка редколесий на прогалинах субсредиземноморских лесов (а, б), гора Лысая (ноябрь, 2010); застройка полян фермерскими усадьбами (в), ГКХ, Семигорье (июнь, 2010). На переднем плане – дефолиация дуба в очаге шелкопряда непарного (в)

РЕКРЕАЦИЯ


а


б


в

Рисунок 39 – Застройка полян в лесной зоне, в процессе бесконтрольного развития рекреационной инфраструктуры. Гуамское УЛВ, хребет Азиш-Тау, 2010 – 2011


а


б

Рисунок 40 – Деградация и уничтожение горных степей Западного Кавказа в процессе развития рекреационной инфраструктуры причерноморских населенных пунктов.
Геленджикское лесничество, ГКХ, г. Шахан – новые «рестораны» на горных склонах, май 2010


а


б

Рисунок 41 – Захламление лесов, вытаптывание и уничтожение растительности в местах массового отдыха рекреантов на Азово-Черноморском побережье: а – Темрюкское МО, октябрь 2009; б – кострище из свеженаломанных ветвей фисташки туполистной (Красная книга РФ). Анапское УЛВ, октябрь 2008


а


б


в

Рисунок 42 – Деградация растительности в приморских экосистемах: вытаптывание, Анапское, Абраусское УЛВ (а, б); захламление прибрежной полосы бытовым мусором, Малый Утриш (в)


а


б


в


г

Рисунок 43 – «Обустройство», захламление и вытаптывание приморских лесов в процессе их рекреационной эксплуатации. Большой Утриш – Базовая щель, Анапское УЛВ

ДЖИППИНГ


а


б

Рисунок 44 – Стихийное развитие джиппинга в горных экосистемах:
а – «безостановочный» провоз экскурсантов через вершину горы Шахан; б – формирование сети полевых дорог в целинных степях ГКХ. Геленджик, Михайловское лесничество, сентябрь 2009


Рисунок 45 – Техногенное освоение доминирующих вершин: ООПТ «Гора Собер-Баш», Афипское лесничество, Убинское УЛВ, июль 2009

НЕГАТИВНЫЕ ФАКТОРЫ АБИОТИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ


ОЖЕЛЕДЬ


а


б

Рисунок 46 – Последствия ожеледи зимы 1994 – 1995 годов в предгорных и низкогорных дубравах: захламление древостоя валежом разных лет и деформация крон уцелевших деревьев. Калужское участковое лесничество: октябрь 2008 (а), ноябрь 2006 (б)

ЗАСУХА


а


б

Рисунок 47 – Усыхание ели восточной и сосны крючковатой на скальных выходах в долине реки Малая Лаба. Последствия засухи летом 1998 года, Псебайское УЛВ, сентябрь 2008


а


б

Рисунок 48 – Усыхание ели восточной и сосны крючковатой на скальных выходах в долине реки Малая Лаба ниже перевала Малые Балканы. Последствия засухи летом 1998 года, Псебайское УЛВ, сентябрь 2008


а


б

Рисунок 49 – Усыхание ели восточной неустановленной этиологии.
Долины рек Дамхурц – Большая Аджара, Карачаево-Черкесия, июль 2006


а


б

Рисунок 50 – Усыхание ели восточной неустановленной этиологии.
Краснодарский край, КГПБЗ, долина реки Цахвоа, июль 2007 (а); долина реки Дамхурц, Карачаево-Черкесия, июль 2006 (б)


а


б

Рисунок 51 – Гибель пойменных ольшаников из-за формирования временного озера после схода селя в долине реки Малая Лаба (а). На заднем плане – усохшие массивы ели восточной (б).
Псебайское УЛВ, сентябрь 2008


а


б

Рисунок 52 – Усыхание лесных культур сосны (различные виды) из-за высоких температур и дефицита влаги летом 2007. Новороссийское лесничество, апрель 2008


а


б

Рисунок 53 – Усыхание лесных культур сосны из-за высоких температур и дефицита влаги летом 2007. Абраусское УЛВ, ноябрь 2007


а


б

Рисунок 54 – Усыхание лесных культур сосны из-за высоких температур и дефицита влаги летом 2007. АбраусскоеУЛВ, ноябрь 2007

МОРОЗЫ


а


б

Рисунок 55 – Гибель плантаций ореха грецкого из-за вымерзания зимой 2005-2006 годов. Белореченское лесничество (КК) и Республика Адыгея

ВОЗВРАТНЫЕ ЗАМОРОЗКИ


Рисунок 56 – Обмерзание распускающейся листвы дуба. Горячеключевское лесничество, Саратовское УЛВ, апрель 2009


Рисунок 57 – Повреждение массивов дуба черешчатого возвратными заморозками. Горячеключевское лесничество, Саратовское УЛВ, апрель 2009


Рисунок 58 – Отмирание листвы и прироста дуба, пораженных морозом.
Горячеключевское лесничество, Саратовское УЛВ, апрель 2009


Рисунок 59 – Последствия поздневесенних заморозков: отсутствие листвы на дубе. Горячеключевское лесничество, Ключевское УЛВ, май 2009


Рисунок 60 – Частичное отмирание листвы бука восточного после её обмерзания.
Бывшее Дербентское лесничество (СЛХ), в подлеске дубового леса, май 2009


Рисунок 61 – Последствия поздневесенних заморозков: ажурная листва дуба Гартвиса.
Афипское лесничество, бывшее Дербентское лесничество (СЛХ), май 2009


Рисунок 62 – Формирование вторичного прироста дуба черешчатого после обмерзания в апреле. Афипское лесничество, Калужское УЛВ, май 2009


Рисунок 63 – Деформированная листва тополя белого после обмерзания почек в апреле.
Афипское лесничество, Калужское УЛВ, май 2009


Рисунок 64 – Массив дуба черешчатого и дуба Гартвиса, поврежденный морозом в сильной степени. Калужское УЛВ, май 2009


Рисунок 65 – Лиственные леса в предгорьях хребта Пшаф, поврежденные заморозками в апреле. Афипское лесничество, Калужское УЛВ, май 2009

БИОТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ (КРОМЕ АБОРИГЕННЫХ ВИДОВ НАСЕКОМЫХ-ВРЕДИТЕЛЕЙ)


НЕГАТИВНЫЕ ФАКТОРЫ АБИОТИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ


а


б

Рисунок 66 – Порои диких свиней в поисках корма, приводящие к гибели подростка и подлеска в условиях избыточной плотности копытных (а). Глубина ямы, вырытой кабанами в поисках личинок насекомых (хрущей), достигает полуметра (б).
Искусственный лиственный (островной) лес в степной зоне Краснодарского края.
Кавказское лесничество (ныне), бывшее Новопокровское лесничество, апрель 2011


О сайте

Библиография сайта
Перечень терминов и сокращений
Об авторах

Поиск



Новое на сайте

14 Окт : 16:12
Обновлён раздел "о логотипе"

14 Июл : 08:33
Обновлён раздел "Результаты деятельности" > "Государственный лесопатологический мониторинг"

09 Май : 12:12
Обновлён раздел "Услуги" > "не коммерческие"



Рекомендовано




Ссылки




Добро пожаловать,

Пользователь:

Пароль:




Запомнить

[ ]


В нашей работе мы применяем решения



филиал ФБУ "Рослесозащита" - "ЦЗЛ Краснодарского края"
Сайт: czl23.ru
Почта: czl23@yandex.ru

© 2010-2019. Все права защищены.

Этот сайт работает на e107